Уходящая натура

b2-Привет!

-Привет!

-Ты чего тут?

-Да, просто сегодня у меня свободный день. Решила прийти.

-А ты?

-Меня попросили.

Утомительное мероприятие ни о чем. Сухие цитаты и цифры.

-Сколько раз это было уже в моей жизни? Что я здесь делаю?

И окрик.

-Говорите потише. Вы что заводом всю жизнь руководили?

Села, уткнулась в фотообъектив. Не нужно уже сюда ходить. Не нужно. Все повторяется. Только в худшем варианте.

Фуршет. И она. Моя знакомая.

Парик сполз набок. Рядом несколько бутылок бесплтатного пива и бутербродов.

-Ты  чего не пьешь?

-Пиво не люблю.

-А я выпью. И съем.

Одутловатое лицо. Фигура, которую называют,  а “где талию делать”.

И разговор человека, не терпящего возражений. Ведь она уже все знает, все видела и вообще мэтр.

Через некоторое время, пока собиратеся моя камера, вокруг нее пустыня. Молодежь разбрелась по углам. У нее свои интересы и свое видение этой сегодняшней жизни.

Обертки от бесчисленных бутербродов, несколько пустых бутылок пива.

Она жует и улыбается сама себе

Я ухожу.

-Пока!

-Ты чего так рано? Еще куча пива и бутербродов.

-Спасибо. Дела.

-А я еще посижу. Здесь вкусно.

Я торопилась по скользкому снегу. Я вспоминала одну известную журналистку. Очень популярную  и когда – то очень красивую. Мы так хотели быть на нее похожими. А под старость она бегала с микрофоном и брала интервью, потому что в кадре работать уже нельзя, а жить не на что.

Господи! Господи!

Как я боюсь такого окончания жизни! Как это уже стыдно и позорно.

Да, позорно.

Потому что именно так про нас, да про нас, я и про себя тоже, думают те, кто сегодня говорит нам “Доброе утро” с экрана, кто бегает по городу, собирая новости.

Жаль, что сегодня на пенсию не проживешь.

И потому надо идти и есть бесплатные бутерброды, потому что это позволяет профессия.

Но почему ночью я так долго плакала, вспоминая мою знакомую, которая никак не могла наесться и не желала уходить, потому что пиво не кончилось.

Господи, почему?

Потому что эта старая журналистка была очень писучей и незаменимой, потому что и в “дождь и в снег” и потому что просто надо, она бросала все и ехала, шла, добиралась, чтобы  быть вовремя. Она была профессионалом.

А сегодня это жалкое зрелище.

Очень стыдно.

Но жить не на что.

И она снова тут со всеми коллегами по цеху, хотя они уже, увы ее дети, а не коллеги.

Жизнь!

Зачем ты такая жестокая?

Зачем?

Конечно, уже не нужно никуда  ходить.

Писать за еду. И тем более ждать одобрения.

Надо дома. Спокойно. Тихо.

Конечно  писать. Но для себя.

Если есть на что жить…

А если нет?

И мне нечего больше сказать.

 

Запись опубликована в рубрике Размышлизмы с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *