Сашка. Неожиданная встреча

nadezhda-muchenica-1Надежда Николаевна стала плохо спать. Так странно. Раньше разбудить на работу было проблемой, а как вышла на пенсию, то в пять – шесть часов утра сна ни в одном глазу и желание куда-то идти и что-то делать.

Встала. Солнце ярко светило. Включила лекции Торсунова. Пусть говорит, а она пока сварит кофе. То что говорит доктор имеет право на существование, но не со всеми его высказываниями  она согласна, хотя иногда приходят какие-то озарения, понимание ситуаций, которые она давно уже забыла.

Выпила кофе и решила пойти гулять. На набережную. Погода прекрасная. Почему нет?

Легкий сарафан, удобные туфли и вперед.

В голове крутилась  любимая аффирмация: “Я есмь дух высшего процветания, гармонии и любви”. Так их учила говорить Наталья Правдина. Почему бы и нет?

Идешь, повторяешь в такт шагам. И вдыхаешь, вдыхаешь запах любимого города.

В такое раннее время на набережной пусто. Можно долго гулять, просто смотреть на воду, радуясь, что тело здорово и вообще все хорошо.

Неожиданно подошел  мужчина.

С красным опухшим лицом, с явно выраженным похмельным синдромом. Пальцы веером. Так ведь говорят про тех, кто как-то странно выворачивает пальцы, пытаясь помогать ими при разговоре.

– Я – Сашка. Я из Нахаловки. Знаешь, где такая?

– Да, это частный сектор. Где-то недалеко от центра.

– Не где – то, а рядом с железнодорожным вокзалом направо. Там я вырос. Я – Сашка. Любитель приключений и водки.

– Не уходи. Давай поговорим.

– Тебя как зовут? Надежда? Надежда Николаевна? Ты вечером сюда не приходишь побалдеть?

– Че – ты, че-ты, ты вполне себе еще ничего. Мужчинам бы понравилась.

– Давай, я тебя провожу. Просто так. Я только что похмелился, сильно поговорить хочется.  И, не ожидая ответа, Сашка начал говорить.

– Свое счастье я так и не встретил. Точнее, было оно мимолетным. Упустил я его.

Вот когда на суд к отцу нашему приду, туда на небеса, Сашка указал пальцем на небо, то ему решать, куда меня отправлять, в ад или в рай. Но так как я буду пьяным, то точно в ад. Но какое-то время будет, чтобы просто поговорить.

А так че, я согласен. Какой мне рай, если никому добра я не принес, никого не сделал счастливым. Без базара в ад. Но сильно я хочу ему рассказать про одну девчонку, чтобы он ее спас. Про мою первую любовь. Кстати, ее Надькой звали. Не Надеждой, как вас, а Надькой. Тогда я только – только стал брагу пить вместе с отцом после работы, я помогал ему на стройке. Надька была моей соседкой. Оторви башка, девчонка. Ни в чем нам, пацанам, не уступала. И по гаражам мы вместе бегали,  и мяч она с нами гоняла футбольный, и сдачи могла так дать, что от ее затрещины любой мог бешеным стать. Но это не главное. Пришло ее время, когда она перестала с нами в футбол играть, стала грудь рукой прикрывать и все реже на наши посиделки мужские откликалась.

Тогда она уже в училище поступила. Мать ее устроила в какое-то технологическое.

Какая там профессия и чему учили, я даже не знаю. Просто неожиданно стала она мне дорога. Ждал ее, как дурак, после занятий. Даже цветы дарил. Не поверите.

Сашка весь как-то сморщился, как будто собирался заплакать, потом поднял лицо: “Извините, не уходите, пожалуйста, Надежда Николаевна, очень надо поговорить. Совсем приперло. 45 лет уже, а я, как говно в проруби, хоть прощения у Надьки вымолю, потому что нет ее. Я ее загубил”

– Любовь у нас случилась. Сильная. Что друг без друга никак. 18 ей исполнилось, мы комнату сняли. У нас в Нахаловке. Конечно, не то, что я хотел бы предложить любимой женщине. Зимой печку топить, уголь, дрова, колонка с водой на следующей улице. Но были вместе и казалось, что рай.  Я отцу на стройке помогал. Она в каком – то технологическом цехе практику проходила.

Только стал я к бутылке сильно прикладываться.  У нас на стройке как? Закончил объект – надо обмыть. Новичок в бригаде – беги за бутылкой.

Так я почти ежедневно домой пьяным стал приходить.

Надька психовала. Пыталась на совесть давить.

Однажды зимой пришел. Сильно выпивши. Ничего не соображал.

Она мне говорит: “Очень важная новость. Ребенок у нас будет.”

А я ей возьми и ляпни: “От кого нагуляла, я же на работе все время?” Она вся, аж почернела лицом. И как была в тапочках и в халате на улицу выскочила. А ведь зима была. Уснул я пьяный.

Дальше и говорить уже не хочется.

Не стало моей Надьки и ребенка не стало. И с того времени я ни одного дня трезвым не был.

Скоро, думаю, что совсем скоро перед отцом нашим стоять буду. Только он, наверняка, меня, как ты, слушать не будет. Потому спасибо тебе, что в такое раннее время ты тут оказалась. Спасибо, Надежда Николаевна.

Извините, напряг я вас моей историей. А кому я ее расскажу еще? Моим собутыльникам, что вон там на лавочке сидят? Бог всем дает счастье, хотя бы один шанс, чтобы кем – то стать. Я выбрал водку.

Но че я тебе скажу. Я все равно намного счастливей вас всех, просто людей. Я нашел мое счастье в водке. Я не знаю сегодня, завтра и вчера. Главное, найти выпить, а потом мир плывет и танцует и ничего больше не беспокоит. Если бы не Надька, я бы думал, что я, да, счастливый человек. А так совесть мучает. И никакое количество водки не помогает.

Меня Сашка зовут, – помните.  Сашка из Нахаловки. Если пойдете в церковь, поставьте свечку за меня и за Надьку. Я виноват, очень виноват.

А с Богом  мне уже не обязательно объясняться. Я выговорился. Готов принять то, что заслуживаю.

Жаль, что с Надькой не встретимся. Я бы попросил у нее прощения. И у ребенка, который не родился.

Надежда Николаевна уходила.

– Извините, пожалуйста, извините. Спасибо, что не прогнали меня. Что просто слушали. С утра мне трудно быть счастливым. Я еще мало выпил. Сегодня мое счастье зависит от количества выпитого.

Он что-то еще говорил, говорил.

Надежда Николаевна поднималась по ступенькам лестницы. Сашка из Нахаловки остался где-то внизу. Воспоминаная о  провинциальном детстве и юности нахлынули на нее.

– Господи, как похож этот Сашка на её брата, которого уже нет в живых. На её соседа Генку, который также искал счастье в стакане, на её одноклассника, который также любил рассуждать о Боге и смысле жизни.

30 минут общения с Сашкой и жизнь целого поколения: пустая, никчемная, не имеющая никаких оправданий – прошла перед глазами.

Она брела домой разбитая, уставшая, хотя выходила из дома бодрой и счастливой.

В голове крутилось: “У каждого свой выбор. У каждого свой выбор”. Она ведь тоже родилась в подобной Нахаловке. Но слишком было велико желание вырваться оттуда. Ей это  удалось.

Одутловатое красное лицо Сашки стояло перед глазами.

Неожиданно Надежда Николаевна повернула и зашагала в противоположную сторону от дома. И только в церкви, поставив свечку перед иконой мученицы Надежды, она успокоилась. Смотрела в спокойный лик женщины, думала о своей жизни и о жизни той незнакомой Надьки, которую погубил алкоголик Сашка.

В церкви было тихо, покойно и светло. Лучи солнца, падая отвесно с купола, освещали иконы, делая их глаза живыми и участливыми. Казалось, что они смотрят на тебя и подбадривают.  Она еще постояла у иконы Надежды, потом потихоньку побрела к выходу.

Она чувствовала себя счастливой.

Потому что на нее снизошел покой и умиротворение.

Она мысленно поблагодарила Сашку за встречу. Наверное, ей это было нужно. Чтобы прийти в церковь, постоять, подумать и поблагодарить всех, кто был в ее жизни.

А на набережной, на ступеньках плакал алкоголик Сашка. Потому что его впервые выслушали. И он тоже благодарил проходившую мимо  женщину, которая совсем не случайно оказалась Надеждой.

 

 

 

Запись опубликована в рубрике Размышлизмы с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *