Мой папа, я, письмо и политика

письмоПолучила письмо от моих друзей из Германии. Мы дружим с 1979 года. Вся моя жизнь прошла у них перед глазами.

Мы встретились, когда я была студенткой факультета иностранных языков и подрабатывала переводчицей в Интуристе. Ингрид и Роберт. Для меня они больше, чем друзья. Родственники по душе.

Кстати, Роберт – американец. Ингрид – немка. Роберт из-за нее так и остался служить на американской военной базе недалеко от Майнца.

В конце письма приписка: “Я надеюсь, что политическая ситуация в конце – концов успокоится. Особенно это касается Германии, Европы и Украины. Нам нужна стабильность. Нам не нужно споров и ссор. Я всегда защищала и была на стороне России, как и сейчас по вопросу Украины. Запад виноват в этой ситуации. Это мое мнение”

По поводу Украины я ничего говорить не буду. Слишком все тут болезненно.

Но вот по поводу 70-летия освобождения Освенцима, куда не пригласили русских, просто не могу промолчать.

Потому что был солдатом и  воевал  МОЙ ОТЕЦ.

Мой отец сбежал на фронт в возрасте 17 лет, прибавив себе год.  Попал в плен на Курской дуге, затем концлагерь, затем побег, а потом еще война с японцами. Он вернулся в родной Кармышак в 1949 году. Бабушка уже его не ждала, она получила похоронку.

Папа мало рассказывал о войне. Только когда у него очень сильно болели ноги, распухали колени, он простудил их там, на войне, он мазал их,  и я видела, что от боли у него из глаз текут слезы.

Мне же говорил: “Ниче, ниче, Натка”, сейчас все пройдет.

Он всю жизнь проработал в школе, преподавал труд, он никогда не жаловался и никого не ругал.

И вот сегодня его жизнь просто перечеркивают!

Нас пытаются убедить, что никакого подвига не было.

Что это Советский Союз напал на Украину и Германию.

Что не было никакого освобождения других государств.

Вчера я читала последнее письмо матери Василия Гроссмана. Она писала ему в последний раз перед тем, как их всех, евреев маленького городка, расстреляли.

Я читала его и плакала.

Как и сейчас, когда пишу этот пост, вспоминаю моего отца, и плачу, плачу, плачу.

Мало того, что мое государство не сказало “спасибо” моему отцу. Из-за того, что он был в плену, он всю жизнь боялся, что его придут и заберут. В наш лагерь. Как он переживал  за меня, когда я в первый раз собралась за границу.

Он не вникал в политику, он просто думал, что, если надо защищать Родину, то это не обсуждается.

Если бы сегодня он был жив, царство ему небесное, то он бы не поверил собственным ушам. Что говорят про войну, как переворачивают факты, как попросту лгут.

Он был просто солдатом. Он исполнял свой долг. Теперь из освободителей его переводят в завоеватели.

Ему, мальчишке из далекой сибирской деревни, такое даже не могло и присниться.

Что происходит?

С миром, нами?

Пусть политики бьются головами, делят власть, но  мы-то, простые люди, нам что делить? Жизнь такая короткая. И совсем непростая.

Ничего не хочу больше писать.

Прости, папа, прости меня.

Пусть перечеркивают историю, пусть врут, но для меня и твоих внуков, а сейчас уже и правнуков, жаль, что ты не успел их увидеть, ты навсегда останешься героем. Тем, который спас нашу страну от войны. Который дал нам возможность ЖИТЬ.

И твоя фотография всегда будет в нашем семейном альбоме.

Всегда.

Я тебе это обещаю, папа!

Запись опубликована в рубрике Я пишу с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария на «Мой папа, я, письмо и политика»

  1. Елена (Ms Legko) говорит:

    Мой отец умер рано. Еще в Советском Союзе. Иногда я думаю, что в этом ему повезло. Представляю себе его негодование, даже, кажется слышу, как он ругается на тех, соблазненных и соблазняющих политиков, которые наделали столько бед.

    Нынешняя Европа и того хлеще! До слез жалко ветеранов, которые в одночасье из героев превратились в преступников.

    Наверное, наше время, как никакое другое, требует изучение истории, чтобы не потерять память и будущее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *